Универ

Library

Творчество Ромена Роллана













Реферат

на тему «Творчество Ромена Роллана»


План


1. Жизнь и творчество Р.Роллана, основные направления и характерные черты

. Р.Роллан - драматург. Состав и характерные черты его драматургического творчества. Пафос циклов «Трагедии веры» и «Драмы революции», суть новаторства

. Р.Роллан - прозаик. Общая характеристика его прозаического наследия

. «Жан-Кристоф»: структура романа, образ главного героя, особенности поэтики, жанровая специфика, суть новаторства

. «Очарованная душа»: структура романа, основные герои, образ главной героини, особенности поэтики, смысл названия, духовно-философская проблематика

Литература



Жизнь и творчество Р.Роллана, основные направления и характерные черты


Ромен Роллан - французский писатель, общественный деятель, учёный-музыковед. Родился в семье нотариуса. Получил гуманитарное образование в Высшей нормальной школе в Париже.

В 1895 защитил в Сорбонне диссертацию «Происхождение современного оперного театра. История оперы в Европе до Люлли и Скарлатти». С 1897 профессор (курс истории музыки) Нормальной школы, в 1902 - 12 - Сорбонны, по заданию которой организовал и возглавил музыкальную секцию Школы высших социальных наук. Совместно с Ж. Комбарьё, П. Обри и другими основал журнал «Ревю д'истуар э критик мюзикаль» («Revue d'histoire et critique musicale», 1901). Автор исследований по истории музыки, монографий, статей. Уже в ранних драмах «Святой Людовик» (1897), «Аэрт» (1898) сказалось своеобразие Роллана-художника: острота нравственной проблематики, тяготение к деятельным героическим характерам. Его идейно-эстетическая позиция обоснована в книге «Народный театр» (1903). В конце 90-х гг. Роллан начал работу над циклом драм о Великой французской революции: «Волки», «Торжество разума», «Дантон», «Четырнадцатое июля» (1898 - 1902).

Очерк Роллана о Л. Бетховене (1903) открыл серию биографий великих людей - творцов искусства. В 1907 появилась «Жизнь Микеланджело», в 1911 - «Жизнь Толстого». Роллан ещё в студенческие годы писал Л. Н. Толстому и получил от него ответ; русский писатель, оказал на него серьёзное влияние. Поиски широкой эпической формы в духе «Войны и мира», отзвуки мыслей Толстого о художественном творчестве как подвижнической деятельности на благо людям - всё это сказалось в 10-томном романе-эпопее Роллана, принёсшем ему мировую славу, - «Жан-Кристоф» (1904 - 12).

Проблемы, живо занимавшие Роллана, - судьбы культуры, искусства в исторически переломную эпоху, взаимоотношения «мысли и действия», творческой личности и народа - ставятся снова и на новый лад в повести «Кола Брюньон» (закончена в 1914, опубл. 1918), написанной в манере фольклорной стилизации красочной и живой ритмической прозой. Действие происходит в Бургундии в начале 17 в. Герой, непокорный и насмешливый Кола Брюньон, - живое воплощение народного духа.

-я мировая война 1914 - 18 застала Роллана в Швейцарии. С августа 1914 он стал систематически выступать в печати как антивоенный публицист. Его статьи объединены в сборниках «Над схваткой» (1915) и «Предтечи» (1919). Роллан апеллировал к разуму и совести «убиваемых народов», обличал капиталистических магнатов как виновников всемирного побоища, не призывая, однако, к революционному действию. Антивоенные воззрения Роллана по-разному преломились в драматической сатире «Лилюли» (1919) и в лирической повести «Пьер и Люс» (1920). В романе «Клерамбо» (1920) отразились искания западноевропейской интеллигенции, возмущённой империалистическим варварством и трагически оторванной от народа.

Р. приветствовал Февральскую революцию 1917 в России. Великую Октябрьскую социалистическую революцию он воспринял как событие громадного международного значения, но долгое время отвергал диктатуру пролетариата и революционные методы борьбы с эксплуататорами. Такой позиции придерживался Роллан и в 20-е гг. Его драмы о Французской революции - «Игра любви и смерти» (1925), «Вербное воскресенье» (1926), «Леониды» (1927), утверждая величие революции, выдвигали на первый план человеческие трагедии и жертвы.

В поисках ненасильственных форм общественного действия Роллан обратился к опыту индийского народа и его религиозно-нравственным учениям (книги о Махатме Ганди, Рамакришне, Вивекананде). Вместе с тем он продолжал внимательно следить за ходом развития СССР, дружески переписывался с М. Горьким, выступал против антисоветских кампаний и военных приготовлений империалистической буржуазии. Постепенно, не без трудностей и колебаний, осуществлялся перелом во взглядах Роллана, выразившийся в его статьях «Прощание с прошлым» (1931), «Ленин. Искусство и действие» (1934), сборниках публицистических статей «Пятнадцать лет борьбы» и «Мир через революцию» (оба 1935). Вместе с А. Барбюсом Роллан участвовал в подготовке конгрессов против войны и фашизма, стал одним из идейных вдохновителей международного антифашистского фронта. В 1935 Роллан побывал в СССР по приглашению М. Горького.

Основное художественное произведение Роллана после 1-й мировой войны - роман «Очарованная душа» (1922 - 33). В истории идейного развития героини романа Аннеты Ривьер и её сына Марка отражены типические процессы духовной жизни передовой европейской интеллигенции, путь от индивидуалистического бунта или единичных актов гуманности к участию в организованной борьбе масс против сил старого мира. Роман предостерегает человечество об опасности фашизма.

В 1939 Роллан закончил монументальную трагедию «Робеспьер», т. о. завершив работу над циклом драм о Французской революции. Картины гибели Робеспьера и его сподвижников освещены идеей величия, неистребимой силы освободительного движения человечества.

Годы 2-й мировой войны 1939 - 45 Роллан провёл в Везле, в зоне оккупации, больной, оторванный от друзей. Законченные в это время автобиографические мемуарные произведения порой несут отпечаток тяжёлой подавленности. Однако Роллан напряженно работал, рассматривая свой литературный труд как форму сопротивления оккупантам. Во время войны он завершил многотомный труд о Бетховене, потом - биографию Ш. Пеги.

Р. оставил значительный след в истории французской и мировой литературы. Рано осознав историческое своеобразие эпохи, он положил в основу своего творчества принцип героического деяния. В поисках и сомнениях Роллана отразились объективные противоречия развития значительной части западной интеллигенции в эпоху перехода от капитализма к социализму. Новаторство Роллана как художника тесно связано с идейной природой его творчества. Оригинальные черты художественной манеры Роллана помогали ему поставить острые проблемы эпохи и передать драматический характер движения человечества к будущему. Нобелевская премия (1915).


Р.Роллан - драматург. Состав и характерные черты его драматургического творчества. Пафос циклов «Трагедии веры» и «Драмы революции», суть новаторства

роллан роман драматургический прозаический

Драмы Роллана, во многом шедшие вразрез с общепринятыми, встречавшие непонимание или даже, враждебность в буржуазном театральном мире, рождались в трудных, порой мучительных творческих поисках. Несмотря на недостатки, художественные просчеты или даже провалы, свойственные тем пьесам Роллана, в которых отразились его абстрактно-гуманистические предрассудки (пример тому - «Торжество разума»), можно отметить глубокую народность, присущую лучшим произведениям роллановской драматургии, богатство их идейного социально-философского содержания.

Творческие искания Роллана в области театра были тесно связаны с его исканиями более широкого, общеэстетического порядка. Он стремился к «историческому реализму»; он с молодых лет тяготел к реализму нового типа, во многом отличному от известных ему образцов искусства прошлого. Молодой Роллан был далек, разумеется, от мыслей о социалистическом реализме, да и в преклонные годы, даже в период работы над "Робеспьером", никогда не пользовался этим термином. Но он верно чувствовал необходимость обновления реалистического искусства в духе большей его социальной действенности, народности, героики. Изучение творчества Р.Роллана подтверждает, что формирование социалистического реализма - совершавшееся в каждой стране своими национальными путями отвечало внутренней, назревшей потребности мирового искусства эпохи империализма и пролетарских революций.

Художническое новаторство Р.Роллана сказалось в его монументальных романах более ощутимо и бесспорно, чем в его драмах. Но театральные искания Роллана были очень важны для становления его творческой личности, для выработки тех коренных идейно-эстетических принципов, которыми он руководствовался во всей своей литературной работе. Роллан хотел писать для народа - и уже в силу этого чувствовал склонность к театру, как особо доходчивому и насыщенному энергией роду искусства. Именно в драме видел Роллан наилучшие возможности для того, чтобы заразить людей волей к действию.

Для Роллана театр был самой любимой формой искусства.

Прослеживая путь Роллана-драматурга, можно выделить ряд его произведений. Среди них: как ранние драматические фрагменты, затем первая группа «Драм революции», созданной на рубеже XIX и XX веков, драмы «Дантон», «Четырнадцатое июля», так и вершина роллановской драматургии «Робеспьер». В конце XIX века он создает цикл драм «Трагедии веры»: в него входят пьесы «Святой Людовик (1897), «Аэрт» (1898), «Настанет время». Эти драмы во многом отличаются друг от друга, но их связывает желание автора создать героев, непохожих на буржуазных обывателей. В «Трагедиях веры» Роллан и стремился показать необычных людей «высокого накала», одержимых безграничной верой в свои идеалы.

В драматургии Роллана прослеживается развитие темы народа, начиная от драмы «Святой Людовик», где идея народного подвига раскрывается в несколько условном плане, на далеком историко-религиозном материале и кончая драмой «Робеспьер», где образ французского народа отмечен большой многогранностью, исторической конкретностью и дан в оптимистической революционной перспективе.

Одним из наиболее острых антиимпериалистических, антибуржуазных произведений Роллана является его сатирическая комедия «Лилюли». По своей идейной проблематике эта вещь, написанная в годы первой мировой войны, тесно примыкает к антивоенной публицистике Роллана и к его «Дневнику военных лет». Грандиозная катастрофа, которой завершается «Лилюли», не должна быть рассматриваема как выражение отчаяния, безысходности. В контексте тех монументальных иносказаний, на которых построена «Лилюли», эта катастрофа означает не гибель человечества, а крушение старого мира, тех верований, иллюзий, общественных порядков, которые подготовили всемирную войну. Роллан в ту пору не обладал ясностью положительных перспектив. Он не мог ответить на вопрос, какое новое общество придет на смену умирающему старому миру. Но обреченность буржуазного строя была для Роллана в то время фактом неоспоримыми. Именно поэтому торжествует в «Лилюли» вольная и дерзкая стихия смеха.

Рассмотрим вторую группу «Драм революции», созданную в 20-е годы («Игра любви и смерти», «Вербное воскресенье», «Леониды»). Верно, что в этих пьесах - не меньше, чем, скажем, в «Торжестве разума», - отразились колебания и заблуждения Роллана, его идеалистические взгляды на людей и общество, во многом заслонявшие от него подлинные законы исторического развития человечества. Идейное развитие Роллана в послеоктябрьские годы происходило очень сложным, извилистым путем. Тот поворот, который был закреплен в знаменитом «Прощании с прошлым», назревал медленно, исподволь. В пьесах 20-х годов по-своему отразилась постепенная подготовка этого поворота. Уже в 20-е годы у Роллана-художника, несомненно, возросла способность к конкретно-историческому постижению действительности. И не случайно, что в пьесе «Вербное воскресенье» Роллан более отчетливо, чем в предшествующих драмах, передал буржуазный характер Французской революции, показал намечавшееся еще до революционных событий расслоение внутри третьего сословия

«Леониды» обычно рассматриваются в нашей критической литературе как пьеса, утверждающая мораль абстрактного человеколюбия, непротивления, отказа от борьбы. В «Леонидах», как и в других пьесах Роллана того же периода, немало идейной путаницы. Но в них по-своему сказалось в то же время то движение мысли Роллана, которое влекло его к «Робеспьеру».

В трагедии «Робеспьер» одна из сильнейших драматургических сцен - 24-я картина трагедии. В этой картине кучка якобинцев, охваченных ужасом после казни Робеспьера, окруженных ликующей толпой реакционеров, «протягивает руки к будущему: «Народы мира, грядущие века, к нам, к нам!». Но мы не можем забывать о том, что среди участников этой сцены находятся те якобинские деятели, которые - исходя из субъективно честных побуждений и отнюдь, не будучи врагами революции - дали себя вовлечь в беспринципную групповую борьбу с Робеспьером и запятнали себя соучастием в термидорианском перевороте. Их мгновенное раскаяние психологически неоправданно. Мощь завершающего пьесу призыва, обращенного к грядущим векам, в значительной мере ослаблена тем, что Роллан возложил здесь высокую революционную миссию на людей, этой миссии явно недостойных.

В 90-е годы во Франции, как и в других европейских странах, широко развернулось движение за возрождение и демократизацию театра. Прогрессивные театральные деятели объединились вокруг журнала «Обозрение драматического искусства», пропагандировавшего идею народных театров. Несколько таких народных театров было создано во Франции. Руководители их большей частью ограничивались просветительскими целями, боялись проникновения политики в театр для народа. Роллан занимал по сравнению с ними наиболее радикальные позиции. Он считал, что искусство не должно изолироваться от политики и от современных социальных вопросов. Разработка им теоретических проблем народного театра, а также создание на основе этого драм «Театра революции» были новаторским и глубоко прогрессивным явлением.


Р. Роллан - прозаик. Общая характеристика его прозаического наследия


Свое творческое кредо писатель определил в книге «Жизнь Бетховена»: «Вокруг нас душный, спертый воздух. Дряхлая Европа впадает в спячку в этой гнетущей, затхлой атмосфере» Мир погибает, задушенный своим трусливым и подлым эгоизмом. Мир задыхается. Распахнем же окна! Впустим вольный воздух! Пусть нас овеет дыханием героев!»

Именно утверждение героического начала - доминанта в творчестве Роллана, и оно определило его особое, высокое место во всей литературе прошедшего века.

Изучая философию, Роллан познакомился с трудами Спинозы. Он покорил юношу «стихийным реализмом» и призывом к людскому братству. «Озарением во мраке туннеля» назвал Роллан свое открытие творчества Льва Толстого - в 1886 году он прочитал «Войну и мир». Из философии великого писателя Ромен извлек главное: «Роман не имеет ни начала, ни конца, как и сама жизнь. Это и есть сама жизнь, беспрестанно шагающая вперед».

Литературный путь Роллана начался с драматургии. Поскольку он находился под влиянием Шекспира и интересовался «героическими» эпохами, то начал писать не отдельные пьесы, а целые циклы: «Все события, общественные или домашние, оборачивались драматическими произведениями».

В 1903 году появилось программное произведение писателя «Народный театр». Здесь Роллан сформулировал свое кредо: «Надо создать Театр для Народа, творимый Народом».

Поиск своего героя привел Роллана к жанру биографии. Писатель задумал создать цикл биографий замечательных людей, в том числе: Мадзини, Гарибальди, Шиллера, Лазара Гоша, Томаса Пейна, Вобана. В итоге в цикле «Героические жизни» были написаны: «Жизнь Бетховена» (1903), «Жизнь Микеланджело» (1906), «Жизнь Толстого» (1911).

Для творческого развития писателя особое значение имела книга «Жизнь Бетховена» - первая из его книг о великом немецком композиторе и гражданине. Бетховен - любимый герой Роллана, и на протяжении всей жизни он будет для писателя высшим примером героизма, идеалом человека, воплотившего победу духа над всеми жизненными невзгодами. Ни бедность, ни одиночество, ни глухота, ни равнодушие окружающих, ничто не могло сломить Бетховена. Преодолевая несчастья и страдания, он прославляет радость борьбы и создает в конце своей жизни «Девятую симфонию», завершающуюся торжествующей одой «К радости». Слова Бетховена: «Через страдание к радости» - стали девизом жизни и творчества Роллана. Изнеженной, болезненной литературе декаданса он смело противопоставил образ бунтаря.

Мировую известность Роллану принес многотомный роман «Жан-Кристоф», над которым писатель работал с 1903 по 1912 год. Сам Роллан признавался, что писал его под влиянием монументальной эпопеи Толстого «Война и мир». Действительно, в его романе на широком фоне социальной истории Европы изображена жизнь и духовные поиски немецкого музыканта, прообразом которого стал Бетховен.

Создавая «Жан-Кристофа», Ромен Роллан мечтал пробудить «дремлющий под пеплом духовный огонь». В той мере, в какой это было в его силах, писатель свою задачу выполнил. Искания Жан-Кристофа оказались созвучными исканиям интеллигенции во Франции и в других странах, в первую очередь в России. Этим во многом объясняется исключительная популярность романа в нашей стране.

Знаком всемирного признания стало присуждение Ромену Роллану Нобелевской премии по литературе за 1915 год. Полагают, что именно «Жан-Кристоф» позволил писателю получить эту высокую награду «за высокий идеализм литературных произведений, за сочувствие и любовь к истине, с которой он описывает различные человеческие типажи».

Однако сама премия была вручена писателю лишь в 1916 году - отчасти из-за скандала, вызванного публикацией им цикла антивоенных статей «Над схваткой». Роллан сразу же смело и решительно выступил против преступной политики современных ему правителей, резко осудил захватнический, империалистический характер войны.

Всю сумму премии Роллан роздал благотворительным организациям Франции и Швейцарии, в том числе Международному Красному Кресту.

К этому времени писатель жил в Швейцарии, куда переселился в 1912 году. Здесь он мог спокойно работать (шла Первая мировая война). В 1914 году Роллан создал быстро ставшую популярной небольшую повесть «Кола Брюньон». Это одно из немногих исторических произведений писателя, написанных в прозе. «Кола Брюньон» - воплощение народа, воплощение его неистребимой жизненной силы, мужества и трудолюбия. За полвека жизни Брюньону пришлось немало пережить, но Брюньон всегда, вопреки всему, радовался жизни.

«Эта книга была полностью отпечатана и готова к выходу еще до войны, и я ничего в ней не меняю, - писал в предисловии писатель. - Кровавая эпопея, героями и жертвами которой были внуки Кола Брюньона, доказала миру, что «жив курилка». И народы Европы, покрытые славой и синяками, найдут, мне кажется, потирая бока, долю здравого смысла в рассуждениях, которым предается "ягненок из наших краев, меж волком и пастухом"».

Хотя всю свою жизнь Роллан старался не связывать себя работой в каких бы то ни было общественных организациях, он не скрывал своей приверженности социалистическим идеалам. Правда, он отвергал насилие как форму борьбы, поэтому не принял диктатуру пролетариата, установившуюся в России после 1917 года.

В поисках новых, свободных от кровопролития форм исторической деятельности Роллан обратился к индийской философии и к учению М. Ганди. С последним писатель даже встречался в 1931 году в Швейцарии. Свои взгляды он изложил в биографиях Рамакришны (1929) и Вивекананды (1930).

Тридцатые годы были годами идейного и творческого подъема Роллана. Роллан принимает самое активное участие в борьбе за мир и демократию, против войны и фашизма. Голос Роллана, писателя, воплощающего «совесть Европы», громко звучит в защиту жертв фашистского террора. Вместе с Барбюсом Роллан - инициатор и организатор международных конгрессов в защиту культуры. Поистине удивительной была энергия этого уже немолодого, очень больного человека. Своей задачей писателя и гражданина Роллан считает борьбу за сплочение людей разных взглядов и убеждений во имя мира.

Главным художественным произведением между двумя мировыми войнами стал его семитомный роман «Очарованная душа», над которым писатель работал с 1925 по 1933 год. В этом произведении повествование сосредоточено на судьбе женщины, Аннет Ривьер, борющейся за свои гражданские права, отстаивающей право на самостоятельность в жизни и своей деятельности.

Своеобразным итогом размышлений Роллана над острыми проблемами новейшей истории и политики стала трагедия «Робеспьер», которую писатель завершил в 1939 году.

Во время Второй мировой войны пожилой больной писатель был отрезан от мира, находясь под неусыпным надзором фашистских молодчиков. Истощенный голодом и болезнью, Роллан жил только надеждой на освобождение Франции. Писатель дождался счастливых дней лета 1944 года, когда его родина была освобождена от фашистских оккупантов.


«Жан-Кристоф»: структура романа, образ главного героя, особенности поэтики, жанровая специфика, суть новаторства


«Жан-Кристоф» необычен уже самим замыслом. Это - повествование о жизни гениального музыканта, от рождения и до смерти. Роман необычен и по своей структуре: никакой романической интриги, мало внешних событий, но зато много размышлений, подчас - страницы лирической прозы, а подчас - переходы повествования в прямую публицистику. Манера изложения неровная, местами непривычно приподнятая и несвободная от длиннот; диалоги выразительные, насыщенные мыслью и чувством, но мало похожие на будничную, бытовую речь. Меньше всего «Жан-Кристоф» напоминал беллетристику для легкого чтения: автор явно не заботился о занимательности, не очень заботился и о полной общедоступности своего романа. То и дело на его страницах встают имена композиторов и писателей разных эпох, возникают по ходу действия разнообразные ассоциации с произведениями искусства; нередко идет речь и о таких событиях общественной и художественной жизни, которые не так уж хорошо известны читающей публике.

И, несмотря на все это, роман завоевал неожиданно широкое признание. «Жан-Кристоф» стал выходить книга за книгой. Его начали переводить на иностранные языки. Сразу по завершении своего труда в 1913 году Ромен Роллан получил Большую премию Французской Академии, а еще раньше - орден Почетного легиона. «Жан-Кристоф» был воспринят и осознан как общественное событие, вошел в круг литературных произведений, определивших лицо художественной культуры XX века. Стоит задуматься над причинами этого успеха.

В «Жан-Кристофе» поколение 1904 года нашло основание для того, чтобы надеяться, бороться - в социальных и исторических условиях, изменившихся по сравнению с теми, какие доводили до отчаяния людей предшествующих поколений. Объективный смысл этой исторической перемены, по-своему отразившейся на страницах романа, - это выдвижение на арену истории рабочего класса, который, несмотря на колебания и ошибки, набирал силу, обретал самостоятельность, привлекал на свою сторону и непролетарские слои трудящихся. В «Жан-Кристофе» по-своему отразились и нарастание военной опасности и поднимавшийся подспудно протест против нее.

Такая характеристика идейной сущности "Жан-Кристофа" может показаться на первый взгляд излишне прямолинейной. Ведь все-таки перед нами история музыканта, ведь речь идет о становлении, поисках, творческом восхождении композитора, человека мятежного по своему духу, но по самой сути своей профессии далекого от политической жизни. Но возмущение властью собственников, враждебной подлинной культуре и искусству, отвращение к торгашеству, мещанству, к явлениям буржуазного распада, протест против угнетения человека человеком и, в то же время, ожидание больших исторических сдвигов в жизни людей - все это живет в романе, одушевляет его. Именно отсюда коренные черты характера и мироощущения Жан-Кристофа - непримиримость, независимость и вместе с тем глубокая симпатия к трудящимся. И можно понять, почему французские читатели, уставшие от сумеречной, проникнутой духом уныния и морального нигилизма, декадентской литературы конца века восприняли «Жан-Кристофа» как струю свежего воздуха.

Глубина и сложность концепции романа раскрылись не сразу - не только перед широкой публикой, но и перед критиками, литературоведами. Однако читателей мыслящих, духовно живых с самого начала привлек образ главного героя - бунтаря, творца, гуманиста, человека отважной и щедрой души. Привлек и необычный художественный строй романа, в котором своеобразно воплотилась вера писателя в жизнь, в поступательное движение человечества.

«Жан-Кристоф» богат суровым критическим содержанием, - и там, где изображен мещанский мир Германии, переходящий от верноподданнического захолустного прозябания к милитаристской ярости, и там, где показана без прикрас буржуазная (и литературная, артистическая) верхушка Франции, погрязшая в коррупции и цинизме. Пятая книга романа, где изумленному, возмущенному взору Жан-Кристофа открывается парижская «ярмарка на площади», отличается особой резкостью тона. Роллан был хорошо знаком с нравами «ярмарки» и сказал о ней вслух то, что было у него на уме, не боясь нажить себе влиятельных врагов. Ему пришлось выслушать упреки по поводу этой книги даже от некоторых друзей, и он с большой искренностью оправдывался. «Нападая на продажных французов, - говорит Ромен Роллан устами своего героя, - я защищаю Францию... Нужно говорить ей правду, особенно когда ее любишь». Эту принципиальную позицию французского мастера сумели понять - и у него в стране и за ее рубежами - наиболее проницательные читатели его романа. Ромен Роллан постарался в последующем развитии действия романа «восстановить меру». Дружба с французским литератором Оливье, более тесные личные контакты с соседями-парижанами, далекими от грязной суеты «ярмарки», - все это помогает Жан-Кристофу яснее увидеть «истинную Францию...». И все глубже раскрывается по ходу действия романа пропасть, отделяющая угнетенных от угнетателей.

Если маленький Жан-Кристоф впервые познал несправедливость, когда его, сына приходящей кухарки, оскорбили и побили наглые барчуки, то взрослый Жан-Кристоф Крафт приходит в ужас, присматриваясь к условиям жизни парижской бедноты. И вместе с Кристофом мучительно размышляет над горем обездоленных его друг Оливье. С возрастающей остротой поднимается в «Жан-Кристофе», особенно в предпоследней его книге «Неопалимая купина», - проблема революционного преобразования мира. Поднимается - и оказывается камнем преткновения и для самого Роллана и для героев, близких ему по духу.

Ромен Роллан трезво видел слабые стороны французского рабочего движения перед первой мировой войной - разобщенность на отдельные течения и группы, сектантскую узость одних, оппортунизм других" анархическое фразерство третьих. Все это в какой-то мере затемняло в его глазах реальные исторические перспективы пролетариата. Сомнения, отчасти предубеждения писателя (как и недостаточное знание материала) сказались в тех главах романа, где речь идет о попытках Жан-Кристофа и Оливье принять участие в борьбе рабочего класса. Преградой между героями Роллана и деятелями пролетарских организаций становятся и те черты, которые были свойственны самому писателю не меньше, чем его героям: недоверие к политике, обостренный моральный ригоризм. Есть своя закономерность в том, что Жан-Кристоф, после трагической гибели Оливье в схватке с полицией, вовсе отходит от общественной жизни.

Было бы несправедливо заподозрить Жан-Кристофа (а тем более самого Роллана) в интеллигентском высокомерии, своего рода духовном аристократизме. Нет, музыкант-новатор на протяжении всего своего жизненного пути тянется к рядовым труженикам, умеет находить с ними общий язык. Среди персонажей романа немало простых и честных людей с душой, открытой искусству. Кристоф обретает поддержку в дружбе с ними.

Закат Жан-Кристофа дан в мягких тонах. После долгой жизни, которая прошла в лишениях, волнениях, тяжелых трудах, он вправе считать себя победителем. Он не склонился перед торгашескими нравами «ярмарки на площади», не приспособился к ее пошлым вкусам. Его музыка, смелая, исполненная энергии, во многом необычная, получила признание - она и после его смерти будет доставлять радость людям.

Но сам Кристоф, былой неукротимый бунтарь, на старости лет изменился, утратил свой боевой пыл. В его образе жизни и образе мыслей сказывается известная душевная усталость, побуждающая его снисходительно выслушивать и такие речи, такие мнения, с которыми он не может быть согласен. Молодое поколение французов, поддающееся воинственным националистическим настроениям, не вызывает в нем гнева.

И все же нет оснований рассматривать «Жан-Кристофа» как роман «прощания с прошлым», как отречение писателя или его героя от былых идеалов. В той мере, в какой бунт Кристофа носил индивидуалистический и отвлеченный характер, этот бунт обнаруживает, в плане социальных идей, свою внутреннюю непрочность: это показано, в сущности, вполне трезво. В последней книге романа - пусть действие в ней и перенесено в неопределенное будущее - отражены некоторые реальные черты духовной атмосферы Франции накануне первой мировой войны.

Образ Жан-Кристофа - не умиротворенного старика из последней книги, а молодого отважного бунтаря, каким он представал в книгах «Бунт», «Ярмарка на площади», - то и дело возникал перед Ролланом. Он создал этот образ, а теперь герой оказывал обратное влияние на автора, укреплял его стойкость, побуждал к активному сопротивлению силам империализма.

Идея мира и взаимопонимания народов глубоко заложена в самой сути повествования о Жан-Кристофе. Задумав роман о великом музыканте, ориентируясь на величественный образ Бетховена, Ромен Роллан должен был сделать своего героя немцем, окунуть его в атмосферу старой германской провинции. Но из жизни Бетховена он заимствовал лишь отдельные факты, относящиеся к детству и ранней юности композитора. Жан-Кристоф - «герой бетховенского типа» становится взрослым на рубеже XIX и XX веков; обстоятельства вынуждают его эмигрировать во Францию. Такой поворот событий пришелся Р.Роллану особенно кстати потому, что давал возможность показать литературно-артистический мир Парижа и Францию в целом через обостренно-свежее, остро критическое восприятие иностранца. Так сложилось оригинально построенное повествование, в котором взаимодействуют, сопоставляются разные нации и разные национальные культуры.

Идейная сущность большого художественного произведения выражается, как правило, не в авторских декларациях, а тем более не в скороспелых решениях проблем, не решенных самой жизнью. Многие важные социально-политические вопросы эпохи не могли быть ясны для создателя «Жан-Кристофа». Но ему было ясно, что обновление всего строя жизни людей во Франции и во всем мире на началах нравственности и социальной справедливости встало в порядок дня. И Роллан стремился приблизить это неясное для него будущее, участвовать силой своего искусства в движении человечества вперед. Художественная структура романа подчинена этой задаче.

Приподнятость повествования над реальностью сказывается у Роллана и в свободном обращении с романическим временем: действие последней книги, где идет речь о старости и смерти героя, происходит уже через много лет после того, как автор дописал свой роман. И это не смущало Ромена Роллана, как не смущали его хронологические неточности и неувязки, на которые ему указывали дотошные критики. Он хотел воссоздать современность в крупных линиях, в главных тенденциях, но и не старался привязать каждое событие к определенному году. Важнее всего для него было передать общий дух эпохи, ее драматизм и открываемые ею неясные, но, как бы то ни было, обнадеживающие возможности.

В «Жан-Кристофе» - как это и бывает и должно быть в добротном реалистическом романе - каждое из главных действующих лиц изображено в своем социальном бытии, в своих социальных связях и представляет собою тип. Но Ромену Роллану хотелось большего. О Жан-Кристофе он говорил, что это не только тип, но и символ (иначе говоря - художественное обобщение большого философского масштаба). И в самом деле, Кристоф представлен во взаимодействии не только с обществом, но и с различными народами Европы, еще шире - со всем мировым целым.


«Очарованная душа»: структура романа, основные герои, образ главной героини, особенности поэтики, смысл названия, духовно-философская проблематика


Роман «Очарованная душа» состоит из четырех книг: первая - «Аннета и Сильвия» (1921), вторая - «Лето» (1922-23), третья - «Мать и сын» (1925-26) и последняя - «Провозвестница» (1929-33). В последней книги больше политики, в то время как первая ближе к классической литературе. Идейный и эмоциональный центр повествования - жизнь главной героини Аннеты Ривьер. Сюжетную канву произведения составляет изображение ее жизни, панорамы Франции в целом и судьбы поколений Аннеты.

Основой цикла является взаимодействие внутреннего мира героев и внешних обстоятельств их бытия. Автор показывает не событие через человека, а человека через события. Для автора события общественной жизни важны не только сами по себе, но как факторы, формирующие главную героиню. В предисловии к первому изданию автор писал: «Никаких спорных положений, никаких теорий в книге не ищите. Примите ее как повесть о духовном мире одной женщины...». В первой книге Аннета узнает о том, что отец изменяет матери, и для нее это становится потрясением. Находится внебрачная дочь ее отца Сильвия, почти ровесница ей, и девушки сближаются. Выясняется, что Сильвия - это Аннета наоборот, поэтому дружбе приходится выдерживать проверку соперничеством. В книге «Лето» начинается подлинная жизнь главной героини. Она вынуждена работать, чтобы прокормить ребенка, происходит формирование ее характера. В книге «Мать и сын» показаны взаимоотношения Аннеты и сына Марка, который взрослеет и отделяется от нее, и та начинает чувствовать свою ненужность, но после того как он заявляет о ее значимости для него, обретает гармонию. В четвертой книге Марк взрослый и женат на русской эмигрантке Асе Волковой. Здесь описана смерть Марка и Аннеты, и в этой книге много политики.

Роман насыщен социальными, психологическими и философскими проблемами. Круг этих проблем не ограничивается только Аннетой, которая является искренней и одаренной натурой, и в силу открытости эмоций часто очаровывается людьми и разочаровывается в них. Но вместе с тем ее любовь к людям не прекращается, и в этом глубина ее натуры. Автор ведет свою героиню сквозь многочисленные жизненные испытания: первое - известие о неверности отца, второе - любовь к Роже Бриссо. Это порядочный, благовоспитанный буржуа любит Аннету и предлагает ей брак, но та понимает разницу взглядов на жизнь и, тоже любя Роже, отказывается выйти за него. Однажды вспыхивает страсть, итогом которой становится сын Марк. Третье испытание - сама тяжелая жизнь, необходимо прокормить сына. Однако жизненная борьба не пугает героиню. Ее отличительные черты - это способность к борьбе за выживание. Она осознает самоценность своей личности, поэтому не связывает свою жизнь ни с Роже, ни с Жюльеном Дави, ни с Филиппом Вилларом, ни с Францем. Ни один из них не дотягивается по личным качествам до Аннеты. Роже олицетворяет собой пустоту и фразерство, Жюльен - человеческие слабости, Филипп жесток (вначале она принимает это за силу характера), Франц - олицетворение беспомощности (он солдат, которого она вызволила из плена). Отныне вся любовь Аннеты сосредоточена на Марке, она поняла недостижимость личного счастья. Главная героиня - своеобразная «всеобщая мать», которая необходима многим, в ней все нуждаются.

В третьей книге круг повествования расширяется. На первый план выдвигается начавшаяся в 1914 году Первая мировая война. Аннета не принимает ее и пытается ей всячески сопротивляться - своеобразный женский пацифизм. Она отрицает бессмысленную жестокость войны, и автор солидарен в этом с героиней, т.к. причиной войны он видит хищнические мотивы передела собственности. Здесь же автор напрямую говорит о финансовых интересах США в этой мировой войне - «Америка округляла свой счет и наводнила старый свет орудиями смерти».

В четвертой книге война вторглась в ее семью. Участие в военно-политических действиях принимает ее сын Марк. Он не столь крепкая и сильная натура, как его мать. Как многие в его поколении, он начинает свой бунт с крайнего индивидуализма. Но вскоре видит, как в этом мире мал его одинокий протест, и решает присоединиться к национальному делу освобождения. Его борьба за свободу внутреннюю перерастает в борьбу за общее дело. Катализатором идейных убеждений Марка послужила идейная революция в России. Он осознает освободительную роль этой революции, и в книге «Провозвестница» мы видим формирование осознанного протеста против фашизма. В четвертой книге сильны публицистические элементы. Показаны Англия и Америка как финансовые магнаты, царящие на крови других людей, ярко раскрывается антифашистская тема. Таким образом, круг исторических событий романа очень велик: первая мировая война, Октябрьская революция, империализм и подготовка ко Второй мировой войне, фашизм в Италии и Германии, деятельность Ганди, социализм в СССР и рост антифашистского движения во Франции. Умирание старого мира и рождение нового - вот социальный фон жизни героев романа. Переломный характер эпохи, безусловно, влияет и на межличностное отношение людей. Главные герои романа переживают личную революцию: так, например, образ Марка эволюционирует, во-первых, в отношении с материю, во-вторых, во взаимоотношениях с будущей женой - Асей Волковой, дочерью профессора из Казани, бежавшей от революции в Париж, но проникшейся там же идеями социализма.

После смерти Марка Аннета нашла свою внутреннюю гармонию в служении общему делу. В этом не может быть разочарования, потому что жизнь ради общего блага наполнена высшим смыслом. Аннета перерождается от частной жизни к общей. Итог жизни Аннеты - борьба. Роллан создает историю одной личности, главной героини Аннеты Ривьер, она в центре событий и другие персонажи притягиваются к ней. Влияние Аннеты на них гораздо сильнее, чем их на нее. Это сильная, сформировавшаяся, цельная личность, бездействие для нее равно саморазрушению.

По принадлежности к литературному направлению первые три книги написаны в реалистическом ключе, четвертая книга проникнута духом соцреализма, его признаки: 1) на первом плане - образ положительного героя. 2) отражается процесс социальных изменений в обществе - смену формаций: ломка старого и зарождение нового. 3) устремленность в будущее (светлое).

Роман носит ярко выраженную дидактическую направленность. Смысл названия: Аннета в своей жизни переходит от одной «грезы» к другой, каждый из тех, на кого направлена любовь Аннеты, призрачен. В итоге своей жизни она находит смысл в помощи другим, в служении делу добра, правды, справедливости, и, помогая другим, при этом не самоотрекается.


Литература


1. Т.Мотылева Творчество Ромена Роллана. - М., 1959.

. А.Д.Михилев Пафос утверждения и отрицания. Природа комического в драматургии Ромена Роллана. Харьков: Вища школа, 1979.

. Е.А.Петрова «Драмы революции» Ромена Роллана. - Саратов, 1983.

. М.А.Тахо-Годи Поэтика романа «Жан-Кристоф» Ромена Роллана. Автореф. дис. на соиск. уч. степени доктора филол. наук. МГК, 1976.

. Р.Роллан Народный театр; Предисловия к «Жан-Кристофу» и очарованной душе».

. Т. Вановская, Ромен Роллан, 1866 - 1944, изд. "Искусство", Л. -М-1957, 176 стр.