Универ

Library

Категории вины и субъективной стороны в уголовном праве

Диссертации По Уголовному Праву , Субъект Преступления Курсовая

Содержание


1. Понятие субъективной стороны в уголовном праве

. Содержание и сущность вины в уголовном праве

. Соотношение категорий вины и субъективной стороны в уголовном праве

Литература



1. Понятие субъективной стороны в уголовном праве


Субъективная сторона - это психическое отношение лица, к совершаемому им преступлению, которое характеризуется конкретной формой вины, мотивом, целью, эмоциями.

В отличие от объективной стороны, представляющей собой внешнюю картину преступления, субъективная сторона является его внутренней сущностью. Общественно опасное действие или бездействие, только тогда может быть признано преступлением, когда оно совершено, при определенном психическом отношении лица к своему деянию, то есть при наличии вины в форме умысла или неосторожности.

Указанное психическое отношение выражается в различных интеллектуальных, волевых и эмоциональных моментах, в их разнообразных оттенках и сочетаниях - применительно как к самому акту деяния, так и к связанным с последним обстоятельствам, предшествовавшим ему, существующим одновременно с ним или относящимся к будущему времени.

Субъективная сторона преступления и субъективная сторона состава преступления неодинаковы по объему и содержанию. Первое понятие шире и включает в себя второе, которое является элементом состава преступления, обусловливает его наличие и квалификацию деяния. Та часть субъективной стороны преступления, которая «остается», если мысленно и условно «вычесть» из первого понятия второе, может влиять на назначение наказания.

Субъективная сторона состава преступления - это совокупность предусмотренных уголовным законом признаков, характеризующих психическое отношение лица к совершаемому деянию, содержащему данный состав. Она включает лишь самые общие, самые существенные признаки такого отношения, отраженные в уголовном законе в качестве признаков данного состава - основного, квалифицированного (то есть с отягчающими обстоятельствами) или привилегированного (то есть со смягчающими обстоятельствами). Равно как и любой другой его элемент (объект, объективная сторона, субъект), она имеет решающее значение квалификации: содеянное может быть квалифицировано по статье Особенной части УК, если содержит все признаки субъективной стороны соответствующего состава преступления.

Субъективная сторона характеризуется наличием обязательных факультативных признаков.

Содержание субъективной стороны преступления включает в себя один обязательный признак - вину, в форме умысла либо неосторожности, и три факультативных признака: мотив, цель, а также эмоциональное состояние виновного в момент совершения преступления. Перечисленные признаки характеризуют единый внутренний процесс, происходящий в психике субъекта преступления, они неразрывно связаны. Однако в рамках субъективной стороны каждый сохраняет самостоятельность. Их юридическое значение не одинаково.


. Содержание и сущность вины в уголовном праве


Итак, основным признаком субъективной стороны является вина, которую можно определить, как психическое отношение субъекта к совершаемому деянию.

В определении вины отражается и ее социальная сущность - отрицательное отношение субъекта к интересам личности и общества, которое выражено в уголовно-противоправном деянии.

Более широко определение вины можно сформулировать следующим образом: «Вина - это предусмотренное уголовным законом психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому деянию и его последствиям, выражающее отрицательное или безразличное отношение к интересам личности и общества».

Такое определение вины дает возможность раскрыть психологическое содержание и социальную сущность вины.

Психологическое содержание вины занимает центральное место среди основных категорий, характеризующих ее. Составные элементы психического отношения, проявленного в конкретном преступлении - это сознание и воля. Содержание вины обусловлено совокупностью интеллекта, воли и их соотношением.

Совершая преступление, лицо охватывает своим сознанием объект преступления, характер совершаемых действий (бездействия), предвидит (либо имеет возможность предвидеть) последствия в материальных преступлениях.

Если законодатель включает в число признаков преступления, например, место, время, обстановка, то осознание этих дополнительных признаков также входит в содержание интеллектуального элемента вины.

Нередко лицо имеет возможность осознавать определенные обстоятельства, но не воспринимает их сознанием. Нереализованная возможность в данном случае свидетельствует о том, что субъект располагал объективной информацией и у него не было каких-либо препятствий к осознанию этой информации. Неосознание в данной ситуации тех или иных обстоятельств - тоже определенное психическое состояние, обусловленное личностными особенностями, которое зависит и от восприятия личностью тех раздражителей, которые воздействуют на нее.

Предметом волевого отношения субъекта служат те же фактические обстоятельства, которые составляют предмет интеллектуального отношения.

Воля - это способность человека, проявляющаяся в самодетерминации и саморегуляции им своей деятельности.

Различное сочетание интеллектуального и волевого элементов вины дает две формы вины - умысел и неосторожность.

3. Соотношение категорий вины и субъективной стороны в уголовном праве


Теперь рассмотрим, как же все-таки соотносятся друг с другом эти два понятия - субъективная сторона и вина.

Вина, по общему признанию, относится к субъективной стороне преступления, но соотношение этих категорий в уголовно-правовой литературе - предмет продолжительной дискуссии. Совпадают ли понятия субъективной стороны преступления и вины или эти понятия тождественны?

Проблема соотношения вины и субъективной стороны преступления, будучи в научной литературе предметом весьма продолжительной дискуссии, до сих пор своего разрешения не находит.

Но несколько вариантов ответа на данный вопрос все-таки есть.

Одни ученые отождествляют вину с субъективной стороной преступления, другие полагают, что вина - более широкое понятие, чем субъективная сторона преступления, которая входит в вину наряду с объективными обстоятельствами совершения преступления, третьи считают вину одним из признаков субъективной стороны преступления, куда она входит наряду с мотивом и целью. Рассмотрим некоторые из этих позиций подробнее.

. Итак, некоторые исследователи категорий субъективной стороны преступления и вины рассматривают их как друг другу синонимичные. Об этом свидетельствует само название некоторых научных работ или это понятно из контекста рассуждений ученых.

Так, ряд ученых (А.А. Пионтковский, П.С. Дагель, Д.П. Котов, Е.В. Ворошилин, В.А. Кригер) полагают, что вина представляет собой внутреннюю, субъективную сторону преступления, считая таким образом, что это тождественные понятия, поскольку интеллектуально-волевая деятельность человека неразрывно связана с мотивационной и эмоциональной деятельностью.

Например, Дагель П.С. считает, что субъективную сторону преступления составляет психологическое содержание, то есть сознание лицом фактического характера и общественного значения совершенного деяния или отсутствие такого сознания, предвидение или непредвидение общественно-опасных последствий своих действий, определенное волевое к ним отношение, мотивы, которыми руководствовался субъект, совершая преступление, цели, которые он перед собой ставил, эмоции которые он при этом испытывал.

Субъективная сторона преступления трактуется как психическое отношение субъекта к своему общественно-опасному деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности. Психическое отношение - это связь между субъектом (личностью) и объектом, каковым выступает окружающая субъекта действительность или отдельные ее стороны, другие люди, социальные условия, интересы общества. Человек обладает способностью осознавать свои отношения, что выражается в постановке сознательной цели и ее достижении.

В каждый психологический акт в той или иной степени включены три компонента:

интеллектуальный;

волевой;

эмоциональный.

В реальной жизни эти компоненты тесно связаны между собой, взаимообуславливают друг друга, являются различными сторонами единого психологического отношения. Таким образом, П.С.Дагель отождествляет субъективную сторону с виной, в которую входят мотив и цель.

. По мнению же других ставить знак равенства между понятиями «вина» и «субъективная сторона преступления» представляется неверным, поскольку сама законодательная характеристика вины (ч. 1 ст. 24 УК РФ) не включает в нее мотив, цель и иные признаки, характеризующие психическую активность субъекта в связи с совершением преступления.

В соответствии с ч. 1 ст. 24 УК виновным признается лицо, совершившее деяние умышленно или по неосторожности, следовательно, уголовный закон определяет вину только как общее (родовое) понятие умысла и неосторожности и никаких других психологических моментов в понятие вины не включает. Как показал анализ психологического содержания умысла и неосторожности, ни в интеллектуальном, ни в волевом их элементах нет места ни для цели, ни для мотива. Поэтому последние, не являясь компонентами умысла и неосторожности, не проникают в содержание вины в качестве ее составных частей.

Законодатель включает в содержание вины и ее отдельных форм лишь сознание и волю, не оставляя места для мотива, цели и иных признаков, характеризующих психическую активность субъекта в связи с совершением преступления. Не случайно и уголовно-процессуальное законодательство рассматривает виновность и мотивы преступления как самостоятельные правовые явления, подлежащие раздельному доказыванию.

Кроме того, как справедливо указывает А.И. Рарог, включение в вину мотива, цели эмоций, заведомости и других психологических признаков, круг которых точно не определен, вносит путаницу в решение вопроса о форме вины и лишает эти признаки самостоятельного значения как признаков субъективной стороны, хотя в законе такое значение им нередко придается.

Далее, перечисляя признаки состава, характеризующие вину, П. С. Дагель ставил мотив и цель на один уровень с умыслом и неосторожностью, рассматривал их как явления одного порядка. Но при анализе вины, т е содержания умысла и неосторожности, он ставил мотив и цель в один ряд уже не с умыслом и неосторожностью, а с сознанием и волей. Таким образом, получается, что в одном случае мотив и цель рассматриваются как признаки, характеризующие вину наряду с умыслом и неосторожностью, а в другом «являются элементами самого психического отношения субъекта, элементами самого умысла».

С точки зрения психологии сомнительно включение в содержание вины таких психологических категорий, как мотив, цель, аффект, заведомость, эмоции, поскольку они не являются элементами психического отношения виновного к преступному деянию.

Заведомость - это не самостоятельный элемент психической деятельности человека, а способ указания в законе на то, что субъект достоверно знает о наличии тех или иных обстоятельств.

Аффект тоже не является элементом психического отношения, он представляет определенное психическое состояние.

Эмоции также представляют собой не элемент психического отношения, а особые психические переживания, которые могут испытываться до, во время или после совершения преступления и либо не иметь, либо по воле законодателя иметь определенное юридическое значение. Эмоции содержат скорее социальную, нежели юридическую характеристику и относятся больше к субъекту правонарушения, чем к самому правонарушению. Поэтому их следует считать не юридическим признаком субъективной стороны, а социальным признаком, характеризующим личность виновного.

Как уже упоминалось, элементами психического отношения к деянию нет оснований признавать и такие признаки, как мотив и цель. Мотив есть обусловленное определенными потребностями осознанное побуждение, стимулирующее субъекта к волевой деятельности. Он не входит ни в интеллектуальную, ни в волевую часть психического отношения лица к деянию и его последствиям, хотя и связан с ними. Цель представляет собой идеальную мысленную модель будущего результата, к достижению которого стремится субъект. Она также не является элементом психического отношения к этому результату. Мотивы и цели составляют базу, на которой рождается вина.

Изложенные соображения делают неприемлемым отождествление вины с субъективной стороной преступления, ибо в такой трактовке психологическое содержание вины расплывается в неопределенно широкой массе психологических признаков и теряет свое значение конкретного юридического понятия

. Еще одни авторы выдвигали тезис, что вина - понятие более широкое, чем субъективная сторона преступления. Так, Ю.А. Демидов писал, что вина «не может сводиться к какому-либо элементу преступления, хотя бы к умыслу и неосторожности, или к деянию, взятому с его объективной стороны. Она равно выражается как в объективной, так и субъективной стороне преступления». Такой же позиции придерживался и Г.А. Злобин. Оба автора полагали, что вина включает в себя и объективную, и субъективную стороны преступного деяния, а также все другие «существенные для ответственности» свойства совершенного преступления, в которых выражается отрицательное отношение субъекта к важнейшим ценностям общества.

И Демидов Ю.А., и Злобин Г.А. не считают вину составным элементом субъективной стороны преступления, а, наоборот, полагают, что вина включает в себя субъективную и объективную сторону преступления и все другие «существенные для ответственности» свойства совершенного преступления.

По сути, в такой концепции проявляется подмена понятий - понятие вины, которая в уголовном праве определяется как наличие в совершенном деянии умысла или неосторожности, наполняется иным содержанием. Иначе говоря, термин «вина» начинает употребляться в двух значениях, что уже само по себе недопустимо, так как любой термин должен точно и однозначно определять понятие, четко отграничивая его от других. Интересно отметить, что аналогичного взгляда придерживался Б.С. Утевский, выдвинувший еще в 50-е гг. прошлого столетия концепцию - «две вины», не поддержанную тогда отечественными учеными и практиками.

Тем не менее, такая позиция и сейчас находит сторонников: например, В.П. Мальков утверждает, что вина должна пониматься как доказанность самого факта совершения преступления данным конкретным лицом.

Но, по мнению других ученых такая трактовка термина «вина» противоречит уголовно-законодательной характеристике вины. Например, Рарог А.И. считает, что отождествление вины с фактом совершения преступления означает объективирование вины, лишение ее конкретной определенности как юридического признака состава преступления.

субъективный вина преступление



Литература


. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06. 1996 г. (в ред. 09.11.2009) // СПС «Консультант плюс».

. Дагель П. С. Котов Д. П. Субъективная сторона преступления и ее установление. - Воронеж: Изд-во Воронежского Университета. 1974. - 242 c.

. Курс российского уголовного права. Общая часть / Под ред. Кудрявцева В.Н. - М.: Спарк, 2003. - 615 с.

. Курс уголовного права / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Коммисарова. - М.: Зерцало-М, 2002. - 360 с.

. Курс уголовного права. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. Т.1. - М.: Спарк, 1999. - 385 с.

. Мальков В.П. Субъективные основания уголовной ответственности // Государство и право.1995. № 1.

. Мубаракшин Р.Г. Понятие и особенности субъективных признаков убийства по уголовному праву России // Журнал Уголовное право, 2002. № 4.

. Наумов А.В. Уголовное право. Общая часть: Курс лекций. - М.: БЕК, 2003. - 455 с.

. Рарог А.И. Вина в советском уголовном праве. - Саратов: Издательство саратовского университета, 1987. - 184 с.

. Столяренко Л.Д. Справочник по психологии. - Ростов-на-Дону: Издат. центр «МарТ», 2001 - 525 с.

. Уголовное право. Общая часть / Под ред. Козаченко И.Я. - М.: Норма, 2001. - 645 с.